Я, Елена Владимировна Гершман, имею дочь, Гершман Еву Олеговну, 25.04.2014 г.р.

31.03.2016 г, без согласования со мной, отец ребенка, Гершман Олег Моисеевич, самовольно забрал дочь из детского сада, и увез ее в неизвестном направлении, не поставив меня в известность о местонахождении ребенка.

 08.04.2016 г. судьей Видновского городского суда Московской области было вынесено определение о временном проживании дочери с отцом, только на том основании, что Гершман О. М. самовольно забрал дочь и дочка находилась с ним. Не принимая во внимание возраст ребенка (1 год 8 месяцев), отлучение от матери и нанесение психической травмы ребенку. Мне же определили ГРАФИК общения с собственной дочерью, с которой я проводила 24 часа в сутки - 48 часов в МЕСЯЦ! в присутствии отца, который регулярно избивал меня на встречах с дочерью.

Гершман О. М. не пускал меня к дочери, избивал, когда я приходила увидеть своего ребенка. Нанесение мне телесных повреждений со стороны Гершмана О. М. подтверждено более 30 медицинскими документами, включая 3 судебно-медицинские экспертизы. 

Я подавала в суды по побоям:

- 7 эпизодов побоев, по ст. 116 УК попали под закон о декриминализации в июле 2016 г.

- 2 эпизода побоев, по ст. 115 УК – его оправдали, т.к. нет свидетелей домашнего насилия.

На данный момент побои классифицируются, как административное правонарушение. 23.04.2017 он меня опять избил, но полиция до сих пор так и не может составить протокол об административном правонарушении, поскольку он скрывается.

Гершман О. М. привлечен по ст. 5.35, ч.2 КОАП РФ, за нарушение определения суда.

28.12.2016 я выиграла суд (Видновский городской суд Московской области) по определению места жительства дочери с мамой. Гершман О. М. подал на апелляцию.

30 мая 2017 года Видновский суд вынес новое определение – о проживании ребенка с матерью, и я забрала Евочку из детского сада. Гершман О.М. преследовал меня, говорил, что я «украла» дочку, требовал изъять у меня ребенка, угрожал мне. К сожалению, в августе 2017 года Мособлсуд отменил определение Видновского суда на том основании, что временное определение места жительства ребенка – это обеспечительные меры, которые нельзя отменить до вступления решения суда в законную силу. Т.е. двухлетний ребенок рассматривался как вещь, на которую наложен запрет на проживание матерью до вступления решения в законную силу.

09.09.2017 Гершман О. М. вырвал из рук у меня доченьку прямо на улице, и скрылся. Евочка плакала, кричала…

Я многократно получала угрозы со стороны Гершмана О. М., что больше я ребенка не увижу, что он лишит меня родительских прав и вывезет ребенка за пределы РФ.

Гершман О. М. умышленно затягивал процесс апелляции, требовал от меня алиментов, т. к.  нигде не работает. Апелляция длилась год.  13.12.2017 я выиграла апелляцию. И Гершман О. М. скрылся с моей дочерью.

На телефоны Гершман О. М. не отвечает. На данный момент я не знаю, где моя дочь и с кем, что происходит с моей дочерью.  

Гершмана О. М. объявили в исполнительный розыск – по алиментам и по передаче ребенка, и оперативный – по побоям. Евочка находится в федеральном розыске.

 

Я два года борюсь за право любить и обнимать свою доченьку! С декабря 2017 года я совсем не видела Евочку… Я тебя очень люблю, моя доченька, и обязательно найду!!!

©2017-2019 STOPкиднеппинг

При копировании материалов

ссылка на сайт обязательна.